Химическое крашение тканей в Восточном Средиземноморье существовало уже 3000 лет назад

Химическое крашение тканей, вероятно, существовало за тысячу лет до нашей эры. По крайней мере, на такое предположение наводит анализ фрагментов окрашенных тканей, обнаруженных при раскопках в долине Тимна (Израиль) и датируемых ранним железным веком (11–10 век до н.э.), идентифицировал органические красители, вероятно, выделенные из марены красильной (Rubia tinctorum) и вайды красильной (Isatis tinctoria) — первых растений, которые были окультурены специально для применения в крашении тканей. Результаты исследования свидетельствуют о том, что поставленное на промышленную основу химическое крашение тканей существовало в Левантийском регионе (Восточное Средиземноморье) уже три тысячи лет назад. Информирует elementy.ru.

Образцы шерстяных тканей, обнаруженных на месте раскопок в долине Тимна, украшены красными и синими нитями. Рисунок из обсуждаемой статьи в PLOS ONE

Рис. 1. Образцы шерстяных тканей, обнаруженных на месте раскопок в долине Тимна, украшены красными и синими нитями. Рисунок из обсуждаемой статьи в PLOS ONE

При раскопках 2013–2016 годов в долине Тимна на месте медеплавильного производства, датирующегося 13–10 веками до нашей эры (медных копей царя Соломона), исследователи из Тель-Авивского университета и Университета имени Бар-Илана обнаружили около двух десятков сохранившихся фрагментов ткани. Проведенное в группе профессора Тель-Авивского университета Эреза Бен-Йосефа (Erez Ben-Yosef) изучение этих фрагментов методами радиоуглеродного анализа и хромато-масс-спектрометрии позволяет не только говорить о том, что во время раннего железного века в Левантийском регионе (Восточное Средиземноморье) не только уже существовали способы промышленного крашения тканей, появившиеся в остальной части Средиземноморья спустя несколько веков, но и реконструировать некоторые элементы общественного и экономического устройства Идумейской цивилизации.

Как показал радиоуглеродный анализ обнаруженных фрагментов ткани, они были изготовлены в 11–10 веке до нашей эры, в период утраты царством Нижнего Египтаконтроля над землями Ханаана и образованием на этой территории семитских государств, к которым относится и Идумейская цивилизация. По словам исследователей, сохранившиеся до наших дней клочки ткани — шедевры ткацкого и красильного ремесла. Что не менее важно, они являются свидетельством существования технологии, позволяющей получать текстильные изделия, окраска которых оставалась устойчивой даже после стирок, и аргументом в пользу того, что расположившаяся в долине Тимна Идумея была сильным государством с ярко выраженным иерархическим устройством, активно поддерживающим торговые связи с ближними и дальними соседями.

Анализ неорганических веществ, содержащихся в окрашенном текстиле, указывает на присутствие квасцов (KAl(SO4)2×12H2O), применявшихся тогда (а иногда и сейчас) для протравы текстильного материала перед крашением натуральными материалами и закрепления окраски.

Изученные фрагменты представляют собой окрашенную шерстяную ткань, основным компонентом которой является белок кератин. Шерсть легче поддается окраске — натуральные красители лучше сорбируются белковыми волокнами, чем волокнами из целлюлозы. Последние являются основными компонентами льняных и хлопчатобумажных тканей, окраску которых и в Леванте, и в других регионах Средиземноморья начинают практиковать в более поздний период. Изучение фрагментов ткани под микроскопом (рис. 2) говорит о том, что к волокнам применялась обычная практика окраски шерсти: отдельные волокна этого материала прокрашивались ещё до того момента, как из них свивались нити, необходимые для изготовления ткани.

Микрофотография составной ткани, в плетении которой присутствуют красные, синие и желтоватые нити. Рисунок из обсуждаемой статьи в PLOS ONE

Рис. 2. Микрофотография составной ткани, в плетении которой присутствуют красные, синие и желтоватые нити. Рисунок из обсуждаемой статьи в PLOS ONE

Для определения соединений, с помощью которых удалось окрасить волокна в синий и красный цвета, исследователи проводили процедуру экстракции красителей из образцов — кипятили фрагменты обнаруженных на раскопках тканей в органических растворителях (метанол или диметилсульфоксид), после чего полученный раствор изучали с помощью хромато-масс-спектрометрии. Такой анализ позволил обнаружить в ткани красные органические пигменты природного происхождения — ализарин, пурпурин и псевдопурпурин, а также синий натуральный пигмент — индиготин. Источником красного натурального красителя в древности обычно являлись окультуренные именно для применения в красильном деле многолетние растения семейства мареновых (Rubiaceae), а синего — представители рода вайдовых (Isatis).

С одной стороны, определение того, какой конкретно вид мареновых или вайдовых применялся идумеянами для окрашивания тканей в красный цвет, кажется непростой задачей: на соотношение различных красящих веществ в анализируемом образце могут оказывать и условия экстракции, и то, в каком климате растение произрастало, когда его собирали, и то, насколько долго хранили собранные растения до извлечения красителя. Тем не менее, исследователи из Тель-Авивского университета говорят, что соотношение пигментов в анализируемых экстрактах наряду с информацией о флоре Восточного Средиземноморья с большой долей вероятности позволяет говорить о том, что источниками красного и синего пигментов были марена красильная (Rubia tinctorum) и вайда красильная (Isatis tinctoria) соответственно. Спустя тысячелетие ремесленники Древнего Рима для окраски тканей в аналогичные цвета стали использовать эти же растения. Это обстоятельство также может являться косвенным свидетельством в пользу сделанных Бен-Йосефом и его коллегами выводов о видовой принадлежности растений, применявшихся для окраски ткани.

Историки из Тель-Авивского университета говорят, что расшифровка рецепта крашения шерстяных тканей идумеянами позволяет сделать ряд выводов, относящихся уже не к химии. Они предполагают, что одежда из крашеной ткани служила маркером для идентификации и самоидентификации элиты идумейской цивилизации. К такой элите могла относиться как военно-чиновничья аристократия, без которой невозможно было заставить большое количество людей работать в опасных медных шахтах и не менее опасном медеплавильном производстве, так и «химики-технологи» той эпохи — скорее всего, представители жреческого сословия, знавшие секрет выплавки меди из руды. Не исключено, что к высшим стратам идумеян относились и сами красильщики тканей: крашение шерсти относилось к достаточно сложным для тех времён промышленным технологиям и отнюдь не являлось достоянием общественности.

Еще один вывод, который можно сделать, узнав про технологию крашения шерстяной ткани идумеянами: государство, возникшее в долине Тимна, должно было вести активную торговлю с соседними и удалёнными областями Средиземноморья. Засушливый климат долины Тимна не позволял выращивать требующие обильного полива несъедобные растения, не являвшиеся критически важными для выживания цивилизации, поэтому идумеяне импортировали марену и вайду из государств с более благоприятными условиями для возделывания земли. Если легенды о богатстве Иерусалима времен царей Давида и Соломона правы хотя бы частично, и крыша первого иерусалимского храма действительно была покрыта медью, не исключено, что Идумейское и Иерусалимское царства поддерживали тесные торговые контакты — идумеяне экспортировали медь, покупая у израильтян марену красильную и вайду красильную и, возможно, другую продукцию сельского хозяйства.

Бен-Йосеф заявляет, что после окончания исследования к образцам тканей будут применены соответствующие методы консервации, и они займут место на экспозициях музеев Израиля.

Источник: Naama Sukenik, David Iluz, Zohar Amar, Alexander Varvak, Vanessa Workman, Orit Shamir, Erez Ben-Yosef.


0